Курсы валют
на 03.03.2021 Курс доллара США
Курс евро
Биржевой курс доллара США
Биржевой курс евро

Все валюты

Сегодня вторник, 02.03.2021, в канале: организаций: 3911, пресс-релизов: 19725, исследований: 137
Опубликован 20.01.2021 10:00
Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Национальное деловое партнерство "Альянс Медиа". Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

В декабре мировые финансовые рынки продолжили расти, несмотря на введение повторных локдаунов в ряде стран. Позитивное влияние на настроения инвесторов оказывали новости о начале вакцинации от коронавируса и амбициозных планах привить значительную часть населения в ведущих экономиках в первой половине 2021 года, сообщает пресс-служба ЦБ РФ.

Вслед за мировыми рынками наблюдалось восстановление и на российском финансовом рынке, за исключением сегмента государственных облигаций. Более подробно читайте в очередном выпуске комментария «Ликвидность банковского сектора и финансовые рынки».

Ликвидность банковского сектора и финансовые рынки: факты, оценки, комментарии (декабрь 2020 г.).

В декабре структурный профицит ликвидности снизился. Объем поступлений средств по бюджетному каналу оказался ниже ожидаемого уровня, а рост объема наличных денег в обращении был выше прогнозируемых значений.

Прогноз профицита ликвидности на конец 2021 г. сохранен на уровне 0, 7 – 1, 3 трлн рублей.

Он учитывает уточненные предпосылки о сроках возврата в банки части наличных денег, спрос на которые повысился в период пандемии, а также об увеличении объемов размещения временно свободных бюджетных средств в банках.

Спред ставок межбанковского кредитования (МБК) к ключевой ставке Банка России сузился из‑за увеличения спроса на рубли в сегменте МБК овернайт со стороны отдельных участников рынка в результате меньшего, чем ожидалось, притока ликвидности в декабре по бюджетному каналу.

Ситуация с валютной ликвидностью в банковском секторе оставалась стабильной, в том числе в результате заметного притока клиентских средств в ноябре.

В декабре мировые финансовые рынки продолжили расти, несмотря на введение повторных локдаунов во многих странах. Позитивное влияние на настроения инвесторов оказывали новости о начале вакцинации от коронавируса и амбициозных планах привить значительную часть населения в ведущих экономиках в первой половине 2021 года.

В октябре-ноябре ставки по срочным депозитам населения не претерпели существенных изменений. На фоне невысоких номинальных ставок продолжались замедление годового прироста депозитного портфеля банков и замещение срочных депозитов текущими счетами.

В октябре краткосрочные и долгосрочные рублевые ставки по кредитам НФО изменились разнонаправленно за счет операций с крупными заемщиками. Рост ставок по кредитам МСП был обусловлен завершением срока действия весенних антикризисных программ льготного кредитования. В ноябре средняя ипотечная ставка повысилась в том числе за счет продолжающегося роста доли вторичного сегмента в оборотах рынка.

В ноябре наблюдался устойчивый рост кредитования в корпоративном сегменте. Незначительное замедление в розничном сегменте связано со сделками по секьюритизации ипотечных активов и снижением потребительской активности. Опережающее наращивание банковских обязательств, не включаемых в денежную массу (счета эскроу, облигации), проявлялось в слабом замедлении годового роста денежной массы.

Ликвидность банковского сектора и денежный рынок.

Ситуация с рублевой ликвидностью. В среднем за декабрьский период усредне­ния обязательных резервов (ОР) величина структурного профицита ликвидности снизи­лась по сравнению с ноябрьским периодом усреднения на 0, 5 трлн руб., почти до нуля. На начало января по сравнению с началом предыдущего месяца его величина снизилась на 0, 1 трлн руб., до 0, 2 трлн руб. (табл. 3).

Основным фактором оттока ликвидности в декабре было увеличение объема наличных денег в обращении. Динамика показателя была близка к значениям предыдущего года – кредитные организации пополняли кассы и банкоматы, как и в аналогичные периоды прошлых лет. При этом прогноз на декабрь содержал предпосылку о том, что прирост спроса на наличные деньги будет меньше за счет уже сформированных запасов. В ре­зультате по итогам года отток ликвидности из‑за наличных денег оказался выше ожида­емых значений.

Фактором притока ликвидности в кон­це года был сезонно высокий объем опе­раций по бюджетным счетам. Однако его величина оказалась заметно ниже, чем ожи­далось. Это было связано c ростом налого­вых поступлений (в частности, за счет НДФЛ и страховых и социальных взносов) (рис. 2), а также меньшим расходованием бюджетных средств. При этом Минфин России продол­жил размещать небольшие объемы ОФЗ, на­капливая средства для финансирования в том числе будущих расходов. Прогноз Банка Рос­сии предполагал, что в случае более высо­ких бюджетных доходов или менее активных расходов их потенциальное влияние на лик­видность будет полностью компенсировано соответствующим ростом объемов операций Федерального казначейства (ФК) и других субъектов бюджетной системы по разме­щению временно свободных средств в бан­ках. Однако этого не произошло, и остатки средств бюджетной системы в Банке Рос­сии по итогам 2020 г. увеличились на 1, 2 трлн руб. (рис. 7).

В декабре и январе Банк России сохранил максимальный объем предоставления средств на аукционе репо на срок 1 месяц на уров­не 1, 5 трлн руб., чтобы отдельные кредитные организации, как и ранее, могли компенси­ровать временные дисбалансы распределе­ния ликвидности. В первой половине дека­бря спрос банков на эти операции снизился и составил 0, 8 трлн руб., однако по итогам январского аукциона их задолженность сно­ва возросла, составив 1, 1 трлн рублей. Не­которые банки ожидали более значитель­ные поступления средств по бюджетному каналу (в виде расходов и / или размещений ФК) по итогам декабря. В итоге не реализо­вавшийся в полной мере прогноз по прито­ку средств они компенсировали увеличени­ем объема операций репо с Банком России.

Вложения банков в купонные облигации Банка России (КОБР) в декабре сохранились на уровне 0, 6 трлн рублей. На фоне сниже­ния уровня профицита ликвидности в бан­ковском секторе и для сохранения большей гибкости при абсорбировании ликвидности с помощью недельных депозитных аукци­онов размещение 40-го выпуска КОБР, как и месяцем ранее, не проводилось.

Динамика структурного профицита в бли­жайшие месяцы будет определяться в пер­вую очередь операциями бюджета. Сезонно в начале года доходы бюджета превышают расходы, что формирует отток ликвидности из банков. Если ФК не увеличит пропорци­онально этому объем операций по разме­щению средств в кредитных организациях, то возможно повторение эпизодов времен­ного перехода банковского сектора в ситу­ацию структурного дефицита ликвидности. При этом ожидается, что в ближайшие ме­сяцы приток средств по бюджетному каналу возобновится и банковский сектор вернется к устойчивому профициту ликвидности.

Денежный рынок. Спред краткосрочных ставок МБК1 к ключевой ставке Банка Рос­сии составил 3 б.п. (в ноябрьском периоде усреднения: 21 б.п., с начала года: 15 б.п.) (рис. 3). Волатильность спреда сократилась до 7 б.п. (в ноябрьском периоде усреднения: 16 б.п., с начала года: 18 б.п.). В ожидании значительных бюджетных притоков в кон­це года отдельные кредитные организации предпочитали существенно не увеличивать объем средств на корсчетах в середине де­кабря, выполняя усреднение обязательных резервных требований с некоторым запозда­нием. Однако из-за меньших, чем ожидалось, притоков по бюджетному каналу и разме­щений средств ФК в банках спрос некото­рых кредитных организаций на рубли в сег­менте МБК овернайт увеличился, что привело к росту ставок МБК в конце декабря, а также к повышению спроса на операции рефинан­сирования Банка России по фиксированной ставке. Данные факторы также оказали повы­шательное давление на ставки МБК в первые рабочие дни января 2021 года.

Ситуация с валютной ликвидностью. Спред ставок в сегментах «валютный своп» и МБК (базис) существенно не изменился, сузившись до 12 б.п. в среднем (в ноябрь­ском периоде усреднения 18 б.п.; за 2020 г. -17 б.п.) (рис. 4). Ситуация с валютной ликвид­ностью оставалась благоприятной в резуль­тате значимого притока валюты в банковский сектор в ноябре2. В декабре нерезиденты также продолжили наращивать длинные по­зиции в сегменте «валютный своп», разме­щая рублевую ликвидность и занимая валют­ную. Объем этих позиций к концу года достиг уровней конца января 2020 года.

Прогноз структурного профицита ликвидности на конец 2021 г. сохранен на уровне с 0, 7 – 1, 3 трлн руб. (с небольшим сужением прогнозного интервала с учетом фактических данных за декабрь 2020 г.). Этот прогноз учитывает предпосылку о постепен­ном возврате в банки части наличных денег, спрос на которые повысился в период пан­демии. Этот процесс может быть растянут на ближайшие несколько лет. Кроме того, ожидается, что с переходом в 2021 г. на еди­ный казначейский счет (ЕКС) расширятся возможности ФК по управлению бюджетны­ми средствами. В результате больший объ­ем временно свободных средств бюджетной системы может быть размещен на депози­ты в банках. Прогноз ликвидности будет до­полнительно уточнен после обновления ма­кроэкономического прогноза Банка России в феврале 2021 года.

Ожидания по ключевой ставке. Реше­ние Банка России сохранить ключевую став­ку на уровне 4, 25% было ожидаемо рынком на фоне ускорения инфляции. Кроме того, фактическая динамика инфляции способ­ствовала тому, что аналитики и участники рынка ожидают теперь сохранения ключевой ставки на неизменном уровне как минимум до середины 2021 г. (табл. 2).

Ситуация с ликвидностью банковского сектора в 2020 году.

В 2020 г. значительное влияние на ликвидность банковского сектора оказала реакция населения и бизнеса на введение ограничительных мер в связи с распространением пандемии, а также меры Правительства Российской Федерации по поддержке экономики и населения. В целом за 2020 г. от­ток ликвидности из банков был обусловлен главным образом повышенным спросом населения на на­личные деньги.

После сезонного притока средств в банки в январе-феврале в результате возврата наличных денег после новогодних праздников и роста объема размещения ФК бюджетных средств в банках профицит ликвидности значительно увеличился. Однако с середины марта приток средств в банковский сек­тор сменился их оттоком. Так, незадолго до объявления нерабочих дней физические лица начали предъявлять повышенный спрос на наличные деньги. Кроме того, снизился объем поступлений на­личных денег в банки от инкассации выручки предприятий розничной торговли. Это привело к отто­ку ликвидности из банков. Ситуация, наблюдаемая в России, не уникальна – если посмотреть на ди­намику объема наличных денег в 2020 г. как в развитых, так и в развивающихся странах, то тренды сопоставимы, а в некоторых странах даже более выражены. Начиная с июля рост объема наличных денег в обращении замедлился, и дальнейшее изменение показателя приблизилось к динамике про­шлых лет. Прогноз наличных денег на 2020 г. учитывал предпосылку о том, что прирост спроса на них в декабре будет меньше, чем в предыдущие годы, за счет уже сформированных запасов наличных де­нег. Однако банки пополняли кассы и банкоматы так же, как и в аналогичные периоды прошлых лет. В результате по итогам года отток ликвидности из-за наличных денег оказался выше прогноза. В бли­жайшие годы Банк России ожидает постепенного возврата в банки наличных денег, которые населе­ние и предприятия забрали со своих счетов в начале пандемии. То есть объем наличных денег в об­ращении будет постепенно сокращаться. Продолжительность этого периода в значительной степени зависит от нормализации эпидемиологической ситуации. При этом расширение практики использо­вания безналичных расчетов, как и ранее, будет оказывать сдерживающее влияние на спрос на на­личные деньги.

С II квартала 2020 г. также значимо изменился характер бюджетных потоков. Сократились как не­фтегазовые доходы бюджета (что привело к переходу от покупок Минфином России иностранной ва­люты к ее продаже), так и ненефтегазовые доходы, на снижении которых, помимо уменьшения нало­говой базы, отразились отсрочки по уплате налогов. В то же время финансирование за счет бюджет­ных средств мер по поддержке населения и обеспечению медицинской помощи привело к росту рас­ходов бюджета. В результате в II квартале расходы бюджетной системы превышали ее доходы. Этот локальный дефицит был профинансирован в основном за счет снижения остатков средств федераль­ного бюджета и местных органов власти в Банке России, а также ростом внутренних заимствований Минфина России. При этом после получения дохода Банка России от реализации пакета акций ПАО Сбербанк ФК, напротив, смогло увеличить объем размещения депозитов в банках, однако сократило срочность своих операций для сохранения возможностей по оперативному финансированию расту­щих расходов. Из-за этого в первой половине года наблюдался приток ликвидности в банковский сек­тор по бюджетному каналу.

В результате восстановления экономической активности в летние месяцы в III – IV кварталах ди­намика поступления в бюджет ненефтегазовых налогов начала нормализовываться. Минфин России в осенние месяцы существенно нарастил объемы размещения ОФЗ для финансирования дефици­та бюджета, при этом ФК размещало привлекаемые средства в банках с некоторым лагом. Это при­вело к росту волатильности бюджетных потоков и их влияния на ликвидность банковского секто­ра. В декабре, как и ожидалось, наблюдались крупные бюджетные расходы, однако в целом приток ликвидности по бюджетному каналу был ниже ожидаемого. Прогноз Банка России по итогам года учи­тывал дополнительное поступление средств в банки за счет операций, связанных с продажей Пра­вительству Российской Федерации акций ПАО Сбербанк, уменьшенных на объем нетто-продаж ино­странной валюты сверх операций в рамках бюджетного правила. При этом влияние всех остальных бюджетных операций, в том числе в рамках бюджетного правила, предполагалось близким к ней­тральному. Однако доходы бюджетной системы сформировались на уровне выше запланированного, а расходы – несколько ниже, при этом не все избыточные средства были размещены ФК и финансовы­ми органами бюджетной системы в банковском секторе. В результате в целом по итогам года приток ликвидности по бюджетному каналу сформировался ниже прогноза.

Увеличению потребности банков в ликвидности в 2020 г. также способствовал рост на 0, 4 трлн руб., до 2, 8 трлн руб., величины ОР, которые банки должны поддерживать на корсчетах в Банке России, главным образом в результате валютной переоценки обязательств кредитных организаций. Дополнительно 0, 1 трлн руб. банки перечислили на специализированные счета по учету ОР. Однако из‑за несколько запаздывающего выполнения усреднения ОР на конец года остаток средств на корсчетах банков составил 2, 5 трлн руб., что близко к прогнозному значению.

Валютный и фондовый рынки.

В декабре мировые финансовые рынки продолжили расти, несмотря на введение повторных локдаунов в ряде стран. Позитив­ное влияние на настроения инвесторов ока­зывали новости о начале вакцинации от ко­ронавируса и амбициозных планах привить значительную часть населения в ведущих экономиках в первой половине 2021 года. Кроме того, снизились политические риски в США, связанные с возможным оспарива­нием итогов президентских выборов. Вслед за мировыми рынками наблюдалось восста­новление и на российском финансовом рын­ке. Исключением был только рынок госу­дарственных облигаций, котировки которых снизились на фоне ускорения инфляции.

Валютный курс. Рубль значительно укре­пился в первой половине месяца на фоне об­щего роста валют СФР (рис. 10) и нефтяных котировок: курс доллара США к рублю опу­стился с 76, 4 до 73 руб. / долл. США. В даль­нейшем новости о кибератаках в США при­вели к резкому ослаблению рубля и его возвращению к значениям начала месяца. Однако отсутствие официальной реакции американских властей успокоило инвесто­ров, и рубль вновь стал укрепляться, закон­чив год на уровне 74, 4 руб. / долл. США. Та­ким образом, за 2020 г. курс рубля снизился на 20%, что сопоставимо с 2018 г., когда на фоне ужесточения санкционной риторики рубль ослабился на 21%. Но это существенно меньше, чем в худший период кризиса 2008 г. (с марта 2007 г. по февраль 2008 г. рубль ос­лабился на 50%) или кризиса 2014 г. (курс рубля снизился почти в два раза). Индекс ва­лют СФР за год снизился меньше – на 5, 7%, что отчасти объясняется высокой долей в ин­дексе китайского юаня, который за год укре­пился на 6, 7%. При этом в Бразилии и Турции снижение курса национальной валюты также составило около 20%.

Страновая риск-премия. CDS-спред Рос­сии с середины ноября находился в диапазо­не 75 – 80 б.п., однако на фоне усиления ге­ополитических рисков он вырос до 93 б.п., а к концу года снизился до 89 базисных пун­ктов (рис. 11). В результате Россия была един­ственной страной из крупных СФР, чей CDS-спред вырос по итогам месяца (на 8 б.п.). За год его рост составил 34 б.п., что сопо­ставимо с другими СФР.

ОФЗ. Кривая доходности ОФЗ вырос­ла на среднем и длинном участках (рис. 12): ОФЗ 2Y – 4, 57% (+1 б.п.), ОФЗ 5Y – 5, 47 б.п. (+14 б.п.), ОФЗ 10Y – 6, 27 б.п. (+12 б.п.). Ак­тивное снижение ключевой ставки Банком России и переход к мягкой денежно-кредит­ной политике в 2020 г. привели к снижению доходности ОФЗ по всей кривой, при этом наибольшее снижение доходности было за­кономерно зафиксировано на ее коротком участке. Так, с начала года доходность 2лет­них бумаг снизилась на 104 б.п., 10-летних – на 14 базисных пунктов.

Минфин России в декабре сократил эмис­сионную активность, так как план разме­щений был выполнен еще в ноябре. В ходе семи последних аукционов было разме­щено бумаг на 118, 4 млрд руб. (в ноябре – на 814, 6 млрд руб.). Всего за год Минфин России разместил бумаг на 5, 3 трлн руб. по номиналу, что является историческим мак­симумом. Из них 77% приобрели российские банки, а иностранные инвесторы – 13%. В де­кабре нерезиденты продолжили наращивать свои вложения в ОФЗ. За месяц они выросли на 25, 8 млрд руб. (рис. 14).

Акции. Индексы акций в большинстве стран продолжили расти и в некоторых из них превысили уровни до начала панде­мии коронавируса (рис. 13). Российский ры­нок не стал исключением. Индекс МосБиржи в декабре вырос на 5, 8%, а за 2020 г. приба­вил 8, 0%, обновив исторический максимум. Индекс РТС в декабре вырос на 8, 2%, одна­ко из-за ослабления рубля по итогам года он снизился на 10, 4%.

Кредитно-депозитный рынок.

Депозитные ставки. В последние месяцы 2020 г. в рублевом сегменте розничного де­позитного рынка ставки существенно не от­клонялись от сложившихся к концу III квартала уровней: 4, 1 – 4, 2% годовых по долгосрочным депозитам3, 3, 2 – 3, 3% годовых по кратко­срочным (рис. 15). В сегменте долгосрочных депозитов наблюдался слабый рост ставок (на 2 – 3 б.п. в месяц), поддерживаемый уме­ренным повышением доходности рыночных финансовых инструментов и конкуренци­ей между банками за вкладчиков. В сегмен­те краткосрочных депозитов чередовались периоды роста и снижения средне-рыночных ставок.

В условиях растущего притока средств на­селения на депозиты до востребования и те­кущие счета (см. подраздел «Депозитные операции») усилилась ценовая конкурен­ция между банками на данном сегменте рын­ка. В ноябре средне-рыночная ставка по де­позитам до востребования составила 2, 9% годовых, вплотную приблизившись к став­кам по краткосрочным депозитам.

В валютном сегменте депозитного рын­ка ставки по-прежнему сохранялись около исторических минимумов (0, 4 – 0, 6% по де­позитам в долларах США, 0, 0 – 0, 3% по депо­зитам в евро) в связи с сохранением низких ставок на глобальном рынке и ограниченной заинтересованностью банков в наращивании активов и обязательств в иностранной валю­те.

Депозитные операции. В ноябре при­ток средств на депозиты населения4 продол­жал замедляться (рис. 16). На начало декабря годовой прирост розничного депозитного портфеля5 составил 3, 0% (против 3, 4% ме­сяцем ранее). Замедлению роста депозитов, как и в предыдущие месяцы, способствовал растущий спрос на альтернативные инстру­менты сбережения: недвижимость (остатки на счетах эскроу за ноябрь выросли более чем на 170 млрд руб.) и ценные бумаги (в но­ябре количество активных клиентов – физи­ческих лиц на Московской Бирже достигло очередного исторического максимума – свы­ше 1, 3 млн человек).

Замедление прироста депозитов сопро­вождалось изменением их структуры. В ус­ловиях сохранения неопределенности относительно эпидемической ситуации и со­кращения спреда ставок по срочным депози­там и депозитам до востребования продол­жался переток средств со срочных депозитов населения на текущие счета. К началу дека­бря остатки на депозитах до востребова­ния более чем в полтора раза превышали аналогичный показатель годовой давности. За тот же период остатки на срочных депози­тах сократились почти на 11%. Единственный сегмент рынка срочных депозитов, на кото­ром сохранялся приток средств населения,  – депозиты на срок свыше трех лет (прирост на 7%). Банки, заинтересованные в формиро­вании устойчивых пассивов, предлагали бо­лее привлекательные ставки по депозитам на наибольшие сроки.

Тенденция к девалютизации депозитов на­селения, преобладающая на рынке в послед­ние годы, в ноябре ослабла. По итогам месяца замедлились как годовой прирост рублевых депозитов (5, 7% против 6, 9% месяцем ра­нее), так и годовое сокращение валютных де­позитов (6, 6% против 8, 8%). Тем не менее номинальное укрепление рубля способство­вало заметному снижению валютизации депозитов населения (с 21, 9% в начале месяца до 21, 4% в конце) за счет снижения рублевой стоимости валютных депозитов.

Кредитные ставки. В октябре динамика ру­блевых кредитных ставок в корпоративном6 сегменте рынка была разнонаправленной и определялась преимущественно операция­ми с крупными заемщиками. Так, средневзве­шенная ставка по краткосрочным кредитам сократилась на 0, 13 п.п., до 6, 02% годовых, а по долгосрочным возросла на 0, 23 п.п., до 7, 04% (рис. 15). При этом средняя стои­мость привлечения заемных средств субъ­ектами малого и среднего предпринима­тельства (МСП) росла второй месяц подряд, что было обусловлено постепенным завер­шением срока действия весенних программ льготного кредитования, а также возросшей неопределенностью в связи со второй вол­ной распространения коронавируса. В октя­бре этот рост ставок более выражено на­блюдался в краткосрочном сегменте за счет сокращения выдач кредитов сельскохозяй­ственным компаниям по льготным ставкам.

В долгосрочном сегменте розничного кре­дитного рынка снижение рублевых ставок в ноябре приостановилось. Ставка по креди­там на срок свыше 1 года возросла на 0, 22 п.п., до 10, 29% годовых. Этому способствовали как рост ставки по рублевым ипотечным кре­дитам в том числе за счет продолжающегося увеличения доли вторичного сегмента в обо­ротах ипотечного рынка, так и прохождение пика по выдачам ипотечных ссуд в предыдущем месяце. В сегменте розничных креди­тов на срок до 1 года в ноябре наблюдалось незначительное снижение средней рублевой ставки – на 0, 05 п.п., до 13, 77% годовых.

С учетом принятого Банком России в де­кабре решения о сохранении ключевой став­ки неизменной можно ожидать в краткосроч­ной перспективе колебаний ставок вблизи уровней, сложившихся в сентябре-октябре. Направление изменения ставок при этом продолжит определяться долей льготных кредитов в оборотах рынка, готовностью бан­ков плавно наращивать кредитование более рискованных заемщиков, а также потребно­стью самих заемщиков в кредитных ресурсах в условиях сохраняющейся неопределенно­сти из-за пандемии коронавируса.

Корпоративное кредитование. В ноябре рост корпоративного кредитования продол­жил ускоряться: в годовом выражении при­рост портфеля кредитов нефинансовым организациям увеличился с 6, 6 до 7, 4%, до­стигнув максимального значения за послед­ние пять лет (рис. 17). При этом доля просро­ченных обязательств в портфеле сложилась вблизи уровня предыдущего месяца.

Поддержку динамике корпоративного кредитования обеспечили преимуществен­но рублевые операции, причем в ноябре воз­обновился ускоренный рост в краткосрочном сегменте, что обусловлено введением точеч­ных ограничительных мер в связи с ухудше­нием эпидемической обстановки. По ито­гам месяца в годовом выражении кредиты на срок до 1 года выросли на 10, 5% против 9, 1% месяцем ранее, а свыше года – на 7, 8% против 7, 5% месяцем ранее.

Наряду с сохранением высокой активности участников корпоративного кредитного рын­ка продолжается и наращивание заимство­ваний на рынке облигаций: к началу декабря рыночный портфель облигаций нефинансо­вых эмитентов составил около 9, 8 трлн руб., увеличившись за год на 1, 9 трлн рублей.

В краткосрочной перспективе произошед­шее осложнение эпидемической обстанов­ки и, как следствие, неустойчивый характер динамики внутреннего спроса в совокупно­сти с опережающим ростом облигационно­го рынка могут сдерживать дальнейший рост корпоративного кредитования.

Розничное кредитование. В ноябре ак­тивность участников розничного кредитного рынка незначительно замедлилась: в годовом выражении прирост портфеля кредитов насе­лению составил 13, 9% против 14, 6% месяцем ранее (рис. 17). Такая динамика обусловлена в основном замедлением в ипотечном сег­менте из-за сделок по секьюритизации: го­довой прирост ипотечного портфеля7 на конец ноября сократился на 1, 2 п.п., до 20, 8% (рис. 18). Тем не менее кредитная активность в данном сегменте розничного кредитного рынка оставалась высокой. Благодаря продленной программе льготной ипотеки под 6, 5% годовых, а также исторически низким ставкам в сегменте кредитов на приобретение готового жилья, объем предоставленных ипотечных жилищных кредитов за месяц составил около 491 млрд руб., что всего лишь на 55 млрд руб. ниже пикового значения октября.

В сегментах авто- и необеспеченного потребительского кредитования в ноябре восстановительный рост замедлился с 2, 3 и 1, 5% до 0, 9 и 1, 1% соответственно. Этому способствовало снижение потребительской активности на фоне ухудшения эпидемической обстановки8.

В краткосрочной перспективе можно ожидать сохранения устойчивого роста розничного кредитования, ключевым драйвером которого по‑прежнему будет оставаться ипотека, в том числе за счет продления программы льготной ипотеки на новостройки до середины 2021 года. Поддержку динамике портфеля кредитов населению окажет и их стабильное качество: за месяц доля просроченных обязательств в портфеле не изменилась и составила 4, 7%.

Денежная масса. В ноябре рост требований банковской системы к экономике9 продолжил ускоряться, причем источником этого ускорения было кредитование организаций (см. подраздел «Корпоративное кредитование»). К началу декабря прирост требований к организациям в годовом выражении составил 9, 0%, приблизившись к трехлетнему максимуму. Как и в предыдущие месяцы, наибольший вклад в прирост требований вносили рублевые кредиты финансовым и нефинансовым организациям, причем в ноябре доля кредитов нефинансовым организациям в приросте увеличилась. Прирост требований банков к населению по итогам месяца замедлился, но это замедление носило технический характер (см. подраздел «Розничное кредитование»).

Бюджетные операции продолжали вносить положительный вклад в рост денежной массы, но в ноябре этот вклад почти не изменился. Несмотря на наращивание кредитования небанковского сектора и сохранение бюджетных расходов,  по итогам ноября прирост денежной массы немного замедлился по сравнению с локальными максимумами октября: на конец месяца годовой прирост широкой денежной массы (агрегат М2Х) составил 11, 6%, а денежной массы в национальном определении (агрегат М2) – 14, 1%. Такая динамика была связана с продолжающимся усложнением российской финансовой системы, перетоком средств с текущих и срочных депозитов, включаемых в денежную массу, в другие формы банковских обязательств (счета эскроу, облигации), а также исчерпанием эффекта низкой базы лета-осени 2019 года.

Как и в предыдущие месяцы, в ноябре основной вклад в прирост денежной массы вносили рублевые инструменты, что проявлялось в опережающих темпах роста агрегата М2 по сравнению с широкой денежной массой.

При этом возобновился рост значимости безналичного денежного обращения. В ноябре впервые с начала года объем наличных рублей в обращении сократился, а годовые темпы его прироста замедлились, что может отражать начало возвращения к экономическому поведению, преобладавшему до пандемии.

1 Ставка МБК (межбанковское кредитование) – став­ка по необеспеченным кредитам на денежном рынке.

2 См. «Ликвидность банковского сектора и финансо­вые рынки: факты, оценки, комментарии». № 11 (57). Ноябрь 2020 года.

3 Под краткосрочными понимаются депозиты по всем срокам до года, кроме депозитов до востребования, под долгосрочными – по всем срокам свыше года.

4 Здесь и далее в состав депозитов не включаются счета эскроу по договорам участия в долевом стро­ительстве.

5 Здесь и далее приросты балансовых показателей банков рассчитаны по данным отчетности действу­ющих кредитных организаций, внесенных в Книгу го­сударственной регистрации на соответствующую отчетную дату. Приросты валютных требований и обязательств рассчитаны в долларовом эквива­ленте. При расчете приростов показателей, включа­ющих валютную и рублевую составляющую, прирост валютной составляющей пересчитывается в рубли по среднехронологическому курсу.

6 Здесь и далее под корпоративным сегментом кре­дитного рынка подразумевается кредитование не­финансовых компаний.

7 Ипотечные жилищные кредиты без учета приобретенных банками прав требования по таким кредитам.

8 См. «Экономика: факты, оценки, комментарии». № 11 (59). Ноябрь 2020 года.

9 Под требованиями банковской системы к экономике подразумеваются все требования банковской системы к нефинансовым и финансовым организациям и населению в валюте Российской Федерации, иностранной валюте и драгоценных металлах, включая предоставленные кредиты (в том числе просроченную задолженность), просроченные проценты по кредитам, вложения кредитных организаций в долговые и долевые ценные бумаги и векселя, а также прочие формы участия в капитале нефинансовых и финансовых организаций и прочую дебиторскую задолженность по расчетным операциям с нефинансовыми и финансовыми организациями и населением.

Даты отсечения данных:

- в разделе «Ликвидность банковского сектора и денежный рынок» – 12.01.2021 (важной составляющей системы ин­струментов Банка России по управлению ликвидностью банковского сектора и ставками денежного рынка явля­ются обязательные резервные требования, поэтому анализ эффективности реализации операционной процедуры денежно-кредитной политики Банка России следует проводить с учетом периодов усреднения обязательных ре­зервов;; в декабре 2020 – январе 2021 г. это период с 09.12.2020 по 12.01.2021;

- в разделе «Валютный и фондовый рынки» – 30.12.2020;

- в разделе «Кредитно-депозитный рынок» – 01.12.2020.

Электронная версия информационно-аналитического комментария размещена на официальном сайте Банка России.

Материал подготовлен Департаментом денежно-кредитной политики.

Фото на обложке: Shutterstock / Fotodom.

© Центральный банк Российской Федерации, 2021.


Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился

Рост котировок на мировых рынках в декабре продолжился


Ньюсмейкер: Национальное деловое партнерство "Альянс Медиа"
Сайт: cbr.ru/press/event/?id=9481
Печать
Субъекты РФ: Москва
Страны: Россия, США