Курсы валют
на 18.08.2022 Курс доллара США
Курс евро
Биржевой курс доллара США
Биржевой курс евро

Все валюты

Сегодня четверг, 18.08.2022, в канале: организаций: 4023, пресс-релизов: 21283, исследований: 137
Опубликован 15.07.2022 09:41
Рыночные ставки в июне снижались

Национальное деловое партнерство "Альянс Медиа". Рыночные ставки в июне снижались

Снижение ставок денежного рынка было связано с пересмотром ожиданий участников рынка относительно дальнейшего изменения ключевой ставки на фоне улучшения общей макроэкономической ситуации.

Банки продолжили корректировать вниз ставки по депозитам. Тем не менее население в основном предпочитало не тратить свободные средства, в результате продолжилось накопление сбережений граждан в банках.

Уменьшение стоимости кредитов было неоднородным. Ставки по кредитам нефинансовым организациям снижались более выражено в результате появления новых механизмов стимулирования производства и инвестиций и запуска расширенной программы льготного кредитования малых и средних предприятий. Ставки в розничном сегменте изменились ограниченно.

Ликвидность банковского сектора и финансовые рынки: факты, оценки, комментарии (июнь 2022 г.).

Средний спред ставки Ruonia к ключевой ставке Банка России составил -49 б.п. (в май­ском ПУ: -35 б.п., с начала года: -29 б.п.).

В июне бюджетные операции привели к притоку ликвидности в банки. В среднем за ПУ структурный профицит ликвидности увеличился и составил 2, 4 трлн рублей.

В мае спред между ставками в сегментах «валютный своп» и Ruonia (базис) продол­жил формироваться в положительной области на фоне повышенных санкционных рисков. В конце июня спред достиг максимальных значений за ПУ.

В июне ставки денежного и долгового рынков снижались вслед за продолжающимся смягчением денежно-кредитной политики. Со второй половины марта курс рубля к дол­лару США укреплялся в результате существенного роста доли экспорта в торговом балан­се на фоне снижения импорта из‑за санкционных ограничений.

Тенденция к снижению депозитных ставок сохранилась за счет смягчения денежно-кредитной политики. Средства населения в банках в мае продолжили рост, который, как и в марте – апреле, в основном пришелся на рублевые краткосрочные вклады. Население также несколько нарастило средства в иностранной валюте на счетах и депозитах в мае, но в целом валютизация депозитного портфеля продолжила снижение до минимального с конца 2008 г. уровня с учетом предшествовавшего сокращения валютных сбережений.

Снижение кредитных ставок в мае ограничило продолжающееся снижение спроса на кре­дитование. Поддержку кредитованию оказали расширение механизмов льготного креди­тования нефинансовых организаций и смягчение условий кредитования по ипотеке с господдержкой.

В мае замедление годового роста требований к экономике продолжилось, однако рост денежной массы ускорился (годовой прирост с исключением валютной переоценки M2X 11, 8% против 10, 7% месяцем ранее) за счет увеличения иностранных активов кредитных организаций и расходов бюджета.

Денежный рынок и ставки овернайт (Ruonia).

За июньский период усреднения (ПУ) обязательных резервов (ОР) спред ставки Ruonia – операционного ориентира Банка России – к ключевой ставке Банка России составил -49 б.п. (в майском ПУ: -35 б.п., с начала года: -29 б.п.) (рис. 3). Волатильность спреда увеличилась до 25 б.п. (в майском ПУ: 22 б.п., с начала года: 40 б.п.).

Структурный профицит ликвидности в среднем за июньский ПУ увеличился до 2, 4 трлн руб. (за майский ПУ: 2, 0 трлн руб.). На начало июля структурный профицит ликвидности составил 2, 4 трлн руб. (табл. 2).

В июньском ПУ спред ставки Ruonia к ключевой ставке (далее – спред) расширился отно­сительно майского ПУ. Спрос банков на недельные депозитные аукционы нередко был ниже установленных Банком России лимитов. В результате в эти дни у банков на корсчетах оста­валась избыточная ликвидность. Это оказывало понижательное давление на Ruonia. Среди участников рынка по‑прежнему сохранялся спрос на более надежные и краткосрочные ин­струменты для размещения избыточной ликвидности: обеспеченные репо овернайт на денеж­ном рынке и депозиты Банка России постоянного действия. Также в последние дни ПУ в июне и июле увеличился спрос на кредиты Банка России из‑за стратегий усреднения ОР отдель­ных кредитных организаций. У банков есть возможность выполнять ОР неравномерно, то есть в одни дни поддерживать низкие корсчета, размещая при этом средства на депозитах в Банке России, а в другие дни ПУ – увеличивать их, привлекая для этого кредиты. Это позволяет бан­кам гибко реагировать на текущую ситуацию на денежном рынке, при этом не мешает Банку России эффективно управлять короткими ставками денежного рынка и поддерживать их вбли­зи ключевой ставки.

В майском ПУ банки формировали свои стратегии усреднения ОР с учетом ожиданий по ключевой ставке. Во второй половине июньского ПУ после уплаты налогов и с учетом ры­ночного предложения ликвидности некоторые банки снизили корсчета и отложили выполне­ние усреднения ОР на последние дни ПУ. Для этого, помимо кредитов Банка России, они при­влекали средства на денежном рынке, и 11 – 12 июня спред Ruonia к ключевой ставке сузился.

При этом некоторые банки, наоборот, в последние дни ПУ уже полностью выполнили ОР. Это привело к формированию избытка ликвидности на их корсчетах, и, чтобы поддержать ставку Ruonia вблизи ключевой ставки, Банк России провел в последний день ПУ депозитный аукцион «тонкой настройки».

Спрос на наличные деньги в июне возрос и сохранялся вблизи своих сезонных значений. Бюджетные операции привели к притоку ликвидности в банки. Впервые с начала года расхо­ды бюджета превысили доходы. Бюджетные расходы продолжили расти высокими темпами по сравнению с 2021 годом. Темп роста доходов при этом довольно резко снизился. Поступле­ния НДС и НДФЛ увеличились (рис. 2), однако налог на прибыль сильно замедлился из‑за сни­жения налоговых выплат от компаний, которые не занимаются экспортом нефтегазовых продуктов. Федеральное казначейство (далее – ФК) для проведения возросших расходов снизило объем размещений средств в банках, что позволило несколько сгладить влияние операций бюджета на ликвидность.

Прогноз структурного профицита ликвидности на конец 2022 г. составляет 3, 5 – 4, 0 трлн рублей.

Кривые доходности денежного рынка и ожидания по ключевой ставке.

Кривые доходности денежного рынка. В июне кривые процентных свопов смещались вниз, отражая решение Банка России по смягчению денежно-кредитной политики (рис. 5). С апре­ля кривая Roisfix инвертирована, причем ставки на 1 – 2 недели преимущественно совпадали. В первой половине месяца ставки на срок от 1 недели до 1 года постепенно снижались, фор­мируясь в диапазоне 9, 8 – 10, 3%. После июньского заседания Совета директоров Банка Рос­сии ставки по коротким контрактам снизились до 9, 3%, по годовым – до 9, 1%.

Ставки IRS (на MosPrime 3M) в июне преимущественно снижались. Доходности на корот­ком участке кривой (до 5 лет) снизились на 7 – 43 б.п., до уровня 8, 4 – 9, 6%. Длинный уча­сток кривой снизился на 9 – 22 п.п., до уровней 8, 2 – 8, 3%. Изменение кривых денежного рын­ка за июнь связано с пересмотром участниками рынка ожиданий по дальнейшему изменению ключевой ставки на фоне улучшения общей макроэкономической ситуации (табл. 1).

Спред MosPrime 3M – OIS 3M в среднем за июнь составил 72 б.п. (в среднем за май: 120 б.п., в среднем за 2021 г.: 54 б.п.). Сужение спреда связано с улучшением ситуации с ликвидностью банков и снижением общего уровня неопределенности в системе.

Согласно опросу Банка России профессиональных участников рынка, аналитики ожидают постепенного снижения ключевой ставки в 2022 – 2023 гг. (табл. 1). В июне медианная оценка среднего значения ключевой ставки за 2022 г. составила 11% (в мае – 11, 1%).

Рынок государственного долга.

Кривая доходности ОФЗ. В июне кривая бескупонной доходности сдвинулась вниз по всей длине (рис. 9): ОФЗ 1Y – 8, 69% (-140 б.п.); ОФЗ 2Y – 8, 65% (-120 б.п.); ОФЗ 5Y – 8, 74% (-94 б.п.) и ОФЗ 10Y – 8, 79% (-69 б.п.). Из-за ужесточения сигнала Банка России участники рынка ожи­дают более медленных темпов снижения ключевой ставки на ближайших заседаниях. Смяг­чение денежно-кредитной политики обусловлено замедлением роста цен из‑за падения по­требительского спроса, сдержанной динамикой кредитования и резкого укрепления рубля. В июне среднедневной оборот вырос до 14, 5 млрд руб. (12, 9 млрд руб. в мае); наибольшим спросом пользовались среднесрочные ОФЗ-ПД со сроками погашения в 2027 и 2028 годах.

В течение июня спред между доходностью 10- и 2летних ОФЗ преимущественно был отрицательным, но в конце месяца вернулся в область положительных значений, составив 14 б.п. (-37 б.п. в мае). Кривая отражала пересмотр участниками рынка ожиданий по траектории клю­чевой ставки на фоне снижения проинфляционных рисков. Долгосрочный конец кривой также включал премию за геополитические и санкционные риски.

В июне аналитики снизили ожидания по ключевой ставке

                Табл. 1

Ожидания по ключевой ставке на базе рыночных индикаторов* (инструмент)

Июнь 2022 г.

Декабрь 2022 г.

– Roisfix

10, 0

(13, 0)

9, 75

(11, 0)

Ожидания аналитиков по ключевой ставке*

Среднее за 2022 год

Среднее за 2023 год

Опрос Банка России

11, 0

(11, 1)

7, 5

(8, 0)

* Даты проведения опроса: 6 – 12 июля 2022 года. В скобках – результаты опроса 25 – 31 мая 2022 года.

Источники: расчеты Банка России, НФА.

       

Рынок государственного долга.

Кривая доходности ОФЗ. В июне кривая бескупонной доходности сдвинулась вниз по всей длине (рис. 9): ОФЗ 1Y – 8, 69% (-140 б.п.); ОФЗ 2Y – 8, 65% (-120 б.п.); ОФЗ 5Y – 8, 74% (-94 б.п.) и ОФЗ 10Y – 8, 79% (-69 б.п.). Из-за ужесточения сигнала Банка России участники рынка ожи­дают более медленных темпов снижения ключевой ставки на ближайших заседаниях. Смяг­чение денежно-кредитной политики обусловлено замедлением роста цен из‑за падения по­требительского спроса, сдержанной динамикой кредитования и резкого укрепления рубля. В июне среднедневной оборот вырос до 14, 5 млрд руб. (12, 9 млрд руб. в мае); наибольшим спросом пользовались среднесрочные ОФЗ-ПД со сроками погашения в 2027 и 2028 годах.

В течение июня спред между доходностью 10- и 2летних ОФЗ преимущественно был от­рицательным, но в конце месяца вернулся в область положительных значений, составив 14 б.п. (-37 б.п. в мае). Кривая отражала пересмотр участниками рынка ожиданий по траектории клю­чевой ставки на фоне снижения проинфляционных рисков. Долгосрочный конец кривой также включал премию за геополитические и санкционные риски.

В течение первой половины месяца (до 14 июня) доходности 2- и 10‑летних казначейских облигаций США повышались, достигнув максимума с ноября 2018 г.: 2Y – 3, 45%; 10Y – 3, 49%. Это связано с ожиданиями более быстрого повышения ставки ФРС США на фоне ускорения инфляции (прежде всего из‑за роста цен на сырьевые товары и продовольствие) и существен­ного замедления экономической активности. После июньского заседания FOMC (16 июня) доходности скорректировались на заявлении Дж. Пауэлла о том, что регулятор на намерен увеличивать темпы повышения ставок в дальнейшем (2Y – 2, 92%; 10Y – 2, 98%).

Другие финансовые рынки.

Ситуация с валютной ликвидностью. В июне спред между ставками в сегментах «валютный своп» и Ruonia (базис) продолжил формироваться в области положительных значений в диапазоне от 1, 34 до 6, 96 п.п. на фоне высоких санкционных рисков в отношении долларовых активов. За текущий ПУ спред преимущественно не превышал 2 п.п., за исключением 27 – 30 июня. Средний базис в июнь­ском ПУ составил 2, 79 п.п. (в майском ПУ: 4, 04 п.п.; за год: -1, 52 п.п.).

Валютный рынок. В июне рубль продолжил укрепление, начавшееся во второй половине мар­та, с уровня 61 до 52 руб. / долл. США (рис. В-1-3). К концу месяца курс достиг 51, 45 руб. / долл. США (+16, 3%) впервые с апреля – мая 2015 года. В среднем за месяц курс рубля составил 56, 55 руб. / долл. США (за май: 64, 93 руб. / долл. США). Укрепление рубля прежде всего обусловливалось расширени­ем положительного сальдо баланса товаров и услуг в результате существенного роста экспорта при снижении импорта в связи с санкционными, логистическими и имиджевыми рисками для иностран­ных компаний (оценка за январь – май 2022 г.: 110, 3 млрд долл. США; факт за январь – май 2021 г.: 32, 1 млрд долл. США). Динамика рубля также определялась приостановкой бюджетного правила в ус­ловиях растущих цен на сырьевые товары. Высокий спрос населения на иностранную валюту не при­вел к ослаблению курса (апрель – июнь 2022 г.: 400 млрд руб.; апрель – июнь 2021 г.: 300 млрд руб.). С учетом текущей ситуации Банк России и Правительство смягчали отдельные меры валютного контроля, например, повысили лимиты на перевод денежных средств за рубеж, отменили обязательную продажу валютной выручки экспортерами, разрешили продажу любой иностранной наличной валю­ты (отличной от доллара США и евро) и зачисление валюты от продажи иностранных бумаг на зару­бежные брокерские (банковские) счета.

Другие EM-валюты ослаблялись к доллару США. Наиболее значимое ослабление наблюдалось в бразильском реале (-11, 1%) на фоне снижения мировых цен на этанол и сахар (рис. В-1-2).

Рынок акций. В июне индексы акций в национальных валютах преимущественно снижались на фоне усилившихся ожиданий глобальной стагфляции. Исключение составил китайский фондовый индекс на позитивных данных деловой активности из‑за снятия жестких антиковидных ограничений. На американских площадках наблюдались распродажи в высокотехнологическом секторе и секторе цикличных товаров в связи с ожиданиями дальнейшего роста инфляции (особенно продуктовой и то­пливной) и замедления экономического роста и жесткими сигналами ФРС США. Поддержку рынкам акций оказал спрос на бумаги защитных секторов (например, здравоохранения, недвижимости, ком­мунальных услуг), а также нефтегазовых компаний на фоне остановки добычи в Ливии, восстановле­ния спроса в Китае и заморозки иранской ядерной сделки. К концу месяца индекс S&P 500 снизился на 8, 4%, Stoxx 600 – на 8, 2%, а индекс MSCI EM – на 7, 1% (рис. В-1-5). Аналогичную динамику про­демонстрировал индекс МосБиржи (-6, 4%). Это обусловлено резким падением котировок на акции Газпрома на фоне решения не выплачивать ранее рекомендованные Советом директоров дивиден­ды. Поддержку российскому фондовому рынку оказали бумаги компаний, ориентированных на вну­тренний спрос (преимущественно сектор телекоммуникаций и электроэнергетики). Продолжающее­ся укрепление рубля способствовало положительной динамике РТС (+11, 3%).

Кредитно-депозитный рынок.

Депозитные ставки. Смягчение денежно-кредитной политики в апреле – мае и продол­жающееся снижение доходностей ОФЗ способствовали сохранению тенденции к снижению рублевых ставок по вкладам. Как и в апреле, в мае средневзвешенная ставка в краткосроч­ном сегменте розничного депозитного рынка понизилась заметнее (на 6 п.п., до 8, 1% годо­вых), чем в долгосрочном, в результате спред между ставкой по вкладам на срок свыше года и до года впервые с марта вернулся в область положительных значений (рис. 12).

По данным оперативного мониторинга, в июне отдельные крупные банки – участники роз­ничного депозитного рынка продолжили корректировать в сторону снижения ставки по своим депозитным продуктам вслед за понижением ключевой ставки Банком России 10 июня и под влиянием ожиданий ее дальнейшего снижения: так, индекс доходности депозитов на срок 1 год FRG100 в течение месяца опустился на 1 п.п., до 6, 9%, вернувшись к уровню начала те­кущего года (рис. 13). Это позволяет ожидать в ближайшее время дальнейшего снижения рублевых среднерыночных ставок по вкладам, преимущественно на наименьшие сроки.

В валютном сегменте ставки по вкладам в мае, пройдя мартовские локальные максимумы, сохранились вблизи докризисных уровней, отражая стремление банков не накапливать ва­лютные обязательства.

Депозитные операции. Несмотря на продолжающееся снижение депозитных ставок, насе­ление в основном предпочитало не тратить свободные средства, в результате чего в мае про­должилось накопление сбережений населения в банках, подкрепляемое в том числе поступлением отдельных социальных выплат. К концу месяца годовой прирост средств населения в банках увеличился с 2, 8 до 5, 4%, как и в марте – апреле, в основном за счет рублевых крат­косрочных депозитов (рис. 14). При этом в мае заметным было и положительное изменение остатков на валютных счетах и депозитах, что может быть обусловлено выгодным для покупки валюты обменным курсом и подготовкой населения к сезону отпусков. Валютизация рознич­ного депозитного портфеля продолжила движение к историческому минимуму, наблюдаемому в конце 2007 г. (12, 9%), составив 14, 0% против 15, 2% месяцем ранее, что в том числе было обусловлено дальнейшим укреплением рубля.

В мае население по‑прежнему осуществляло вложения в недвижимость, однако в меньшем объеме, чем в докризисный период действия программы льготной ипотеки на новостройки, что отражает снизившуюся активность на рынке ипотечного кредитования (прирост остат­ков на счетах эскроу в мае снизился до 38 млрд руб. против 113 млрд руб. месяцем ранее и 201 млрд руб. в среднем за месяц в I квартале 2022 г. при сопоставимом объеме раскрытия).

В ближайшие месяцы возросшая склонность населения к сбережению будет способство­вать сохранению притока средств в банки в основном за счет рублевого сегмента. При этом в структуре розничного депозитного портфеля можно ожидать восстановления доли текущих счетов по мере завершения сроков вкладов, открытых по высоким мартовским ставкам, и пе­рекладывания части этих средств на счета. Стремление банков ограничить свои валютные операции посредством введения комиссий за обслуживание отдельных валютных счетов мо­жет ограничить интерес населения к накоплению сбережений в иностранной валюте.

Кредитные ставки. В отдельных сегментах кредитования ставки продолжали снижаться в апреле, несколько более выражено в мае и, по оперативным оценкам, в июне. Мягкая рито­рика денежно-кредитной политики и понижение ключевой ставки способствовали снижению котировок на денежном рынке и прогнозных оценок по ключевой ставке банковскими ана­литиками, что уменьшило стоимость банковского фондирования – базовой компоненты кре­дитных ставок. Снижение кредитных ставок при этом в зависимости от срочности операций было неоднородным и меньшим относительно изменения ключевой ставки, чем при подстрой­ке к ужесточению денежно-кредитной политики в I квартале.

Ставки по кредитам в апреле для нефинансовых организаций на срок до 1 года снизи­лись на 3, 50 п.п., до 15, 20%, а на срок от 1 года снизились умереннее, на 0, 25 п.п., до 12, 90% (рис. 13). Снижение ставок по кредитам нефинансовым организациям в апреле было обусловлено удешевлением заимствований для крупных заемщиков, в том числе из‑за льготного кредитования системообразующих организаций. Ставки по кредитам для малого и среднего бизнеса в апреле не отреагировали на смягчение денежно-кредитной политики, что связано со сформировавшимися пониженными кредитными ставками в сегменте за счет использова­ния программ поддержки малого и среднего предпринимательства. Спред ставок по кредитам малым и средним предприятиям к кредитным ставкам нефинансовым организациям до распро­странения субсидированных программ составлял около 2, 5 п.п. по кредитам до 1 года и око­ло 1, 5 п.п. по кредитам свыше 1 года, а с марта c расширением льготного кредитования со­кращался, в том числе достигая отрицательных значений. Ставки по кредитам нефинансовым организациям в мае и, по оперативным оценкам, в июне снижались выраженнее, чем в апреле, в том числе в результате появления новых механизмов стимулирования производства и ин­вестиций и запуска расширенной программы льготного кредитования малых и средних предприятий. Ставки по кредитам в мае для нефинансовых организаций в результате снизились на срок до 1 года на 1, 60 п.п., до 13.60%, а на срок от 1 года – на 0, 93 п.п., до 11, 97%.

Ставки в розничном сегменте в мае изменились ограниченно: краткосрочные кредиты, со­ставляющие низкую долю в портфеле кредитов физическим лицам, подешевели на 1, 1 п.п., до 24, 7%, а долгосрочные кредиты –на 0, 1 п.п., до 15, 1%. Разница между уровнями ставок связана с сохраняющейся заметной долей выдач ипотеки, в том числе с господдержкой, в кре­дитовании физических лиц. Доля ипотечного кредитования в розничном кредитовании при этом снизилась в мае относительно апреля, и средняя ставка по розничным кредитам практически не изменилась из‑за более высоких ставок в других розничных сегментах. В июне став­ки по ипотеке, по данным оперативного мониторинга, уменьшались в результате внеочеред­ного снижения ключевой ставки на 3 п.п. в мае и снижения ставки по программе «Льготная ипотека» (рис. 12). Банки при этом поддерживают, по оперативным данным, повышенный уро­вень ставок по потребительским кредитам, сохраняя консервативные оценки рисковой пре­мии.

Трансмиссия денежно-кредитной политики может проявляться с увеличенным лагом в II – III кварталах по сравнению с февралем – мартом, когда из‑за совокупного расширения неопределенности и роста волатильности на финансовых рынках повысилась оперативность реакции в банковском секторе. Снижение ключевой ставки в мае – июне суммарно на 4, 5 п.п. и ожидания последующего смягчения денежно-кредитной политики будут способствовать снижению кредитных ставок банками. Потенциал для снижения ставок по кредитам сфор­мирован в том числе повышенной премией за кредитный риск, которая будет уменьшаться с макроэкономической стабилизацией. Процесс снижения ставок по кредитам для реального сектора будет зависеть от структуры спроса на заемное финансирование, которая может ме­няться с трансформацией экономики.

Корпоративное кредитование. Кредитование организаций замедлилось, несмотря на сни­жение кредитных ставок, и годовой прирост портфеля кредитов организациям составил 8, 7% в мае против 9, 9% в апреле (рис. 15). Финансирование организаций в мае было обеспечено рублевыми операциями с годовым приростом в 15, 0% против 16, 70% в апреле, а изменение портфеля валютных кредитов организациям в мае составило -11, 3% против -10, 7% в апреле, что поддерживает девалютизацию банковских балансов. Понижение ставок по кредитам рас­ширяет возможности организаций по привлечению заимствований, однако ставки по кратко­срочным кредитам сохраняются банками на повышенном уровне, а принятие решений о дол­госрочном финансировании может ограничиваться из‑за неопределенности со стороны как кредиторов, так и заемщиков. Программы господдержки системообразующих организаций и малого и среднего предпринимательства уменьшают влияние дисбалансов, возникающих в трансформирующейся экономике, на нефинансовый сектор.

Динамика корпоративной кредитной активности будет в том числе зависеть от перспек­тив макроэкономической стабилизации в реальном секторе, что продолжит определять ин­тенсивность перехода банков к установлению стандартных премий за риск в кредитных став­ках и смягчения неценовых условий кредитования. Снижение ключевой ставки и бюджетные меры поддержки реального сектора будут способствовать ускорению этого процесса. Пред­ложение кредитов будут поддерживать также регулятивные послабления, продленные до конца 2022 г., а также перенос введения регулятивных мер на период после 2023 года.

Розничное кредитование. Портфель розничных кредитов в мае уменьшился. Годовой при­рост портфеля кредитов населению составил в мае 14, 6% против 17, 4% в апреле (рис. 15).

Ипотечное кредитование в мае вновь незначительно сократилось, но годовое изменение ипотечного портфеля сохранялось повышенным с приростом в 20, 9% в мае по сравнению с 23, 5% в апреле. Выдача ипотечных кредитов в мае в 139, 7 млрд руб. стала минимальной с 2017 г., на 70% сформировавшись за счет ипотеки с господдержкой. Субсидируемые ставки по ипотеке несколько способствуют тому, что ипотечное кредитование замедляется темпами меньшими, чем совокупный розничный портфель (рис. 16). При этом льготные ставки не ком­пенсируют влияние сохраняющейся неопределенности для физических лиц, затрудняющей принятие долгосрочных решений, и портфель ипотечных кредитов в итоге сокращается.

Снижение необеспеченного потребительского кредитования в мае замедлилось относи­тельно марта и апреля, составив -0, 4% по сравнению с -1, 5% в апреле. Повышенные ставки по потребительским кредитам и накопленный уровень долговой нагрузки могут ограничивать спрос физических лиц на заемное финансирование потребления, несмотря на сокращение реальных доходов, в дополнение к жестким неценовым требованиям к заемщикам от банков. Рынок потребительского кредитования также может быть под пониженным влиянием сезон­ности – меньшим сокращением спроса в I квартале из‑за ажиотажных приобретений непродо­вольственных товаров и меньшим увеличением спроса в II квартале, в том числе из‑за международных туристических ограничений.

Кредитная активность в розничном сегменте в июне, по оперативным данным, возросла, однако динамика розничного кредитного портфеля оценивается как сдержанная. Снижение склонности к сбережениям из‑за смягчения денежной-политики может повлиять на спрос фи­зических лиц на кредиты, в том числе в части спроса на недвижимость как альтернативный инструмент сбережений. Потенциал выдач необеспеченных кредитов также может поддер­живаться кредитными картами с невыбранными лимитами, которые были выданы банками ранее, в период расширения розничного бизнеса. Тенденция к сокращению будет сохраняться для розничного кредитного портфеля, но возможные позитивные изменения в неопределен­ности для заемщиков и программы господдержки ипотечного кредитования также могут влиять на динамику сегмента.

Денежная масса. Продолжилось замедление годового роста требований банковской си­стемы к экономике  с 14, 1% в конце апреля до 12, 4% по итогам мая. Снижались темпы ро­ста требований как к населению, так и к организациям. При этом кредитование экономики по‑прежнему обеспечивало основной вклад в формирование денежного предложения.

В мае за счет продолжающегося увеличения расходов бюджета влияние чистых требова­ний к органам государственного управления на годовую динамику денежных агрегатов было менее сдерживающим, чем месяцем ранее. Незначительно ослабело и сдерживающее влияние на денежное предложение со стороны прочих обязательств банковской системы за счет сни­жения притока средств населения на счета эскроу. Вклад чистых иностранных активов банков­ской системы в годовой прирост денежных агрегатов увеличился из‑за накопления кредитны­ми организациями иностранных активов в связи с ростом профицита счета текущих операций.

Под влиянием указанных выше факторов в мае годовой прирост денежной массы ускорил­ся: M2 – c 15, 7 до 16, 6%, M2X – с 10, 7 до 11, 8% (рис. 18). В структуре денежных агрегатов про­должила снижаться роль наличной составляющей (годовое изменение агрегата М0 за месяц замедлилось на 1, 3 п.п., до 3, 8%), в то время как вклад рублевых депозитов населения и орга­низаций в динамику денежной массы увеличился.

В ближайшие месяцы можно ожидать сохранения устойчивого роста денежных агрегатов, основной составляющей которого останутся требования к экономике, благодаря снижению кредитных ставок в ответ на смягчение денежно-кредитной политики и действующим мерам господдержки кредитования отдельных категорий заемщиков. Кроме того, поддержку росту денежной массы будут оказывать бюджетные операции по мере наращивания государствен­ных расходов.

Даты отсечения данных:

- в разделе «Денежный рынок и ставки овернайт (Ruonia)» – 12.07.2022 (важной составляющей системы инстру­ментов Банка России по управлению ликвидностью банковского сектора и ставками денежного рынка являют­ся обязательные резервные требования, поэтому анализ эффективности реализации операционной процедуры денежно-кредитной политики Банка России следует проводить с учетом периодов усреднения обязательных ре­зервов; в июне – июле 2022 г. это период с 15.06.2022 по 12.07.2022);

- в разделах «Кривые доходности денежного рынка и ожидания по ключевой ставке» и «Рынок государственного долга» – 30.06.2022;

- в разделе «Кредитно-депозитный рынок» – 01.06.2022.

Электронная версия информационно-аналитического комментария размещена на официальном сайте Банка России.

Материал подготовлен Департаментом денежно-кредитной политики.

Фото на обложке: Shutterstock / Fotodom.

© Центральный банк Российской Федерации, 2022.


Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались

Рыночные ставки в июне снижались


Ньюсмейкер: Национальное деловое партнерство "Альянс Медиа"
Сайт: cbr.ru/press/event/?id=14014
Печать
Субъекты РФ: Москва
Страны: Иран, Китай, Россия, США